Хлор и "томная вода" исключают жизнь на Марсе

Сейчас, опосля инфы, что уже добыта высадившимися там земными исследовательскими аппаратами, ясно, что подходящей для жизни воды на четвёртой планетке Галлактики фактически нет. Даже не воды, а и просто мокроватого компонента грунта.

Но самое горьковатое для романтиков то, что исследования, проведённые при помощи российского устройства «Динамическое альбедо нейтронов» /ДАН/ на марсоходе «Кьюриосити», проявили не только лишь существенно наименьшее содержание воды, чем числилось ранее, да и еще наиболее высочайший уровень хлора. Как заявил на 4-м космическом симпозиуме по солнечной системе научный сотрудник Института космических исследований /ИКИ/ РАН Руслан Кузьмин, «было установлено, что содержание воды еще меньше, чем подразумевали. Это приблизительно 2 - 4 процента». А вот хлора, по словам учёного, оказалось больше, чем демонстрировали исследования с орбитальных аппаратов - 1,1 процента.

А хлор, как понятно, ядовитое вещество, и воинственно жизни. Недаром его употребляют в качестве средства, предохраняющего бассейны и туалеты от био загрязнений. И, естественно, яблони в нём уж точно не приживутся.

В дополнение к сиим данным имеются и поболее общие. Углекислого газа в марсианском воздухе 95 процентов, в то время как кислорода - всего 0,13 процента. С тем, которым дышим мы, не сопоставить: 21 процент кислорода и только 0,04 - углекислоты. Не считая того, слабая атмосфера Марса - всего сотая часть от земной - и отсутствующее магнитное поле пропускают к поверхности планетки значительную долю космических лучей и солнечной радиации. Наиболее того, отсутствие магнитного поля ведёт к тому, что напор солнечного «ветра» равномерно «сдувает» хилую марсианскую атмосферу в космос.

Вообщем, некие учёные находят и в этом оптимистические ноты. Как говорит создатель исследования марсианской земли Лори Лешин /Laurie Leshin/, «два процента земли марсианской поверхности состоят из воды, что довольно много и любопытно с научной точки зрения».

Как следствие, сейчас мы знаем, что на Марсе будет много вседоступной воды, и когда мы пошлём людей, они сумеют зачерпнуть почву в любом месте на поверхности Марса, подогреть её и получить воду.

Как понятно, у оптимистов стакан постоянно наполовину полон. Но в данном случае возникает вопросец, не сколько воды будет получено, скажем, из 1-го кубометра марсианской земли, а какова она будет, эта вода. Это вода тяжёлая. В «атомном» смысле: в марсианской её молекуле в 5 раз больше «тяжёлого» изотопа водорода - дейтерия, ежели в молекуле земной. А «тяжёлая вода», как понятно, токсична.

Так что, как не крути, но яблоням на Марсе не цвести…

Да, но, фактически, нам, людям, - какой практический энтузиазм в данной нам анонсы?

Фактически, никакого. Кроме 1-го.

Несколько млрд годов назад марсианская почва была приблизительно таковой же подходящей средой для возникновения жизни, как и земная. Это также показал анализ земли, изготовленный аппаратом «Кьюриосити» несколько ранее. Заведующий лабораторией космической гамма-спектроскопии Института космических исследований РАН /ИКИ РАН/ Игорь Митрофанов остроумно именовал его состав «огородом», более подходящим для зарождения жизни, ежели земной. Наиболее того, у Марса было мощное магнитное поле, защищавшее от космических жёстких излучений, наличествовала толстая атмосфера, по его поверхности текли реки, плескались озёра.

Но Марсу не подфартило. Около 4 млрд годов назад в планетку вонзилось какое-то большое космическое тело. Чрезвычайно большое, вырвавшее из неё кусочек в 2100 км поперечником и 13 км глубиной. Для сопоставления: кратер от метеорного удара, уничтожившего, по мнению учёных, динозавров на нашей Земле, имеет поперечник всего 170 км.

В итоге удара с Марса оказалась сорвана крупная часть атмосферы, заместо глобального магнитного поля, защищавшего планетку от космической радиации, остались его ничтожные локальные островки, поверхность стала безводной и безжизненной пустыней. Марс в мгновение ока перевоплотился в могилу ещё не рождённой жизни.

Итак вот, о практическом интересе. Сейчас население земли - в лице ведущих космических держав - упорно задумывается о том, вроде бы и когда отправить собственного представителя на Марс. Хотя бы в составе интернациональной экспедиции, ибо чрезвычайно драгоценное наслаждение. Но сейчас оказывается, что автоматы и одни хорошо управляются с исследованиями на данной нам планетке. Да к тому же добыли полностью надёжные сведения, что человеку находить там нечего - ни воды, ни жизни, ни, естественно, следов былой цивилизации. И никакое природное ископаемое, там добытое, не оправдает расходов на его добычу и переправку на Землю. Разве что престижа добыть, но ежели экспедиция интернациональная, то и его придётся разделять на несколько государств. Чего же в глубине души не охото ни одному муниципальному руководителю.

Но созданные для таковой экспедиции средства можно издержать с большей полезностью. Как указывает опыт Марса, его погубило отсутствие космической обороны. То же самое может в хоть какой момент убить и Землю. Ведь у населения земли сейчас система ранешнего предупреждения о небезопасных космических объектах находится в зародышевом состоянии. А уж системы возможного реагирования на опасность из космоса и совсем нет.

Но конкретно это может стать тем интернациональным проектом, который и по престижности - соревнование ведь технологий и техники, и по трудности будет никак не ужаснее проекта полёта на Марс. Зато по полезности будет в разы превосходить. Ведь население земли будет создавать сложную комплексную систему следящих, анализирующих, оборонных, ударных средств. И ориентированы они будут всё равно на космос, а означает, в процессе неизбежного в таком проекте конкурентноспособного сотрудничества технологии в какой-то момент нарастятся до того уровня, когда полёт на Марс будет уже не головокружительным по трудности и дороговизне предприятием, а просто техническим пт повестки дня.





Женская сумка оказалась грязнее туалета

Когда Вавилонская башня обрушилась на язык