Радиация поставила крест на марсианской экспедиции

Оказывается, в далеком космосе интенсивность радиации такая, что экипаж, на самом деле, обречен. Это означает, что полет на Красноватую планетку возможен лишь в этом случае, ежели произойдет революционный технический прорыв, который дозволит, во-1-х, еще скорее добраться до Марса и, во-2-х, обеспечит новейшую степень защиты астронавтов.

Наделавшая много шума статья с новенькими данными о космической радиации лишь что размещена в журнальчике Science. Марсоход Curiosity на всем пути от Земли до Красноватой планетки (253 суток) методично измерял уровень космического излучения. И вот открытые числа шокировали профессионалов. В далеком космосе средняя ежеднев-ная доза достигала 1,84 миллизиверта (мЗв). Это вчетверо больше, чем получает каждый член экипажа на Интернациональной космической станции. На Земле под такое облучение (1,84 миллизиверта) можно попасть, ежели, например, четыре-пять раз в течение 1-го дня проходить рентгенографические обследования грудной клеточки. Но ежели такая дневная доза, то сколько же радиации обрушится на астронавтов за всю марсианскую экспедицию?

Подсчитать нетрудно. Длительность пилотируемой экспедиции, как считают ученые и конструкторы, составит приблизительно 520 дней. Означает, суммарная доза для каждого космонавта превзойдет 900 миллизивертов (0,9 зиверта).

- Мы наконец-то знаем средний уровень радиации на межпланетной трассе, - комментирует «Труду» данные с марсохода Вячеслав Шуршаков, заведующий лабораторией радиационного контроля пилотируемых космических полетов Института медико-биологических заморочек РАН. - Но во время космического шторма излучение будет еще мощнее. И даже в спокойное время пары массивных солнечных вспышек - протонных событий - добавят еще 0,5 зиверта. В итоге за весь полет приборы зафиксируют 1,4-1,5 зиверта. Что значит лишь одно: природа включила для нас красноватый свет! Напомню: наибольшая разрешенная доза за всю карьеру - как для работников атомной отрасли, так и для российских астронавтов - 1 зиверт. За полугодовой полет звездоплаватели получают дозу в пределах 70-100 миллизивертов, другими словами в 10-14 раз меньше разрешенного максимума. Даже за несколько орбитальных экспедиций суммарная радиация все еще будет далека от предельных значений. Но и при этих не настолько значимых, по космическим меркам, дозах члены экипажей намного почаще нелетавших землян заболевают раком…

В доказательство вывода нашего знатного профессионала приведу несколько фактов, не публиковавшихся в наших СМИ. Еще 10 годов назад в США провели сравнительное исследование болезней раком в 2-ух группах - посреди 312 космонавтов (слетавших на орбиту, лишь готовящихся) и в специально отобранной контрольной, куда вошли госслужащие. Они вполне соответствовали по возрасту, индексу массы тела, полу, расе космическому отряду НАСА. Как и космонавты, эти люди были отлично образованы, воспользовались классным мед обслуживанием, много лет прожили в Хьюстоне. Словом, обе группы были чрезвычайно похожи, не считая главенствующего: служащие не совершали полетов в космос. Итог таков: посреди 312 космонавтов было диагностировано 14 случаев рака - в полтора раза выше, чем в контрольной группе (в расчете на человека в год).

В другом схожем исследовании особо отмечалось, что был выявлен 21 вариант несмертельного рака посреди космонавтов и 6 - в группе сопоставления.

Эти примеры могу дополнить своими уточненными расчетами. Из 19 погибших от заболеваний космонавтов, побывавших в космосе, 11 скончались от рака - это 58%. Аналогичный показатель в целом по США - 25%. Другими словами, космонавты погибают от рака вдвое почаще «земных» американцев.

А какова ситуация в нашей стране? Всего от разных заболеваний погибли 23 астронавта, и 10 из их - от рака (43%). В целом по России соответственный показатель - 17%. Другими словами наши астронавты заболевают смертельным раком в 2,5 раза почаще, чем те, кто не летал в космос.

- Действием космической радиации южноамериканские спецы разъясняют и образование катаракт в хрусталике глаза, - продолжает Вячеслав Шуршаков. - Идет речь не о полном помутнении хрусталика, соответствующем для людей старшего возраста и приводящем к резкому понижению остроты зрения, а о образовании очагов помутнения. И таковых диагнозов было поставлено уже наиболее полусотни. По статистике, приводимой докторами НАСА, количество этих очагов пропорционально продолжительности космического полета:

Хрусталик глаза, как и кожный покров пилота, получает в космическом полете, по словам Шуршакова, наибольшее облучение - приблизительно 0,5 миллизиверта в день. А вот на внутренние кроветворные органы повлияет доза на 10-15% меньше за счет доп самоэкранирования. Что касается желудочно-кишечного тракта, то до него доходит радиация в пределах 0,3-0,35 миллизиверта (60-70%). А еще космические лучи оказывают неблагоприятное действие на центральную нервную систему, мозг:

Томными неуввязками со здоровьем звездоплавателей вознаграждает ближний космос. Что уж говорить о полете на Марс, который, как свидетельствуют переданные марсоходом материалы, может стать смертельной ловушкой для экипажа. Ясно одно: пока не будет разработана надежная защита от радиации, ставить вопросец о пилотируемой экспедиции на Красноватую планетку не имеет смысла.

- Сейчас с новейшей силой вспыхнули споры посреди ученых, конструкторов и даже космических агентств различных государств: с что начать пилотируемые миссии - с Луны либо с Марса? - завершает нашу беседу Вячеслав Шуршаков. - Казалось бы, Луна близка, там уже побывали космонавты, возобновить полеты - не неувязка. Но не так все очень просто. Начнем с того, что измеренная доза на поверхности Марса - 0,7 миллизиверта - практически таковая же, как на МКС при ее сегодняшней орбите. А вот на Луне космическая радиация наиболее твердая, и среднесуточная доза может вдвое превысить марсианскую. Это соединено с 3-мя факторами. Луна поближе к Солнцу, чем Марс, и доза от солнечных протонных событий будет на поверхности Луны в два-три раза больше, чем на Марсе. На Красноватой планетке все таки есть разреженная атмосфера, которая ослабляет как галактическую, так и солнечную радиацию. И, в конце концов, на Марсе, по-видимому, есть вода (в виде льда в составе грунта), которая отлично замедляет вторичные нейтроны, понижая в том числе их выход на поверхность. Другими словами, лунная экспедиция востребует тоже чрезвычайно суровой подготовки. Но ежели уж мы справимся со всеми вызовами, то Марс, на мой взор, все-же наиболее заманчивая цель.





Открыто неизвестное состояние организма человека меж сознательным и бессознательным

Ученые сделали живой мини-мозг