Южноамериканский физик разгадал феномен кота Шрёдингера

Механизм в коробке смотрится последующим образом: снутри счётчика Гейгера находится микроскопическое количество радиоактивного вещества, способного распасться за час только на один атом; при всем этом оно с той же вероятностью может не распасться. Ежели распад всё же произойдёт, то сработает рычажный механизм и молоток разобьёт сосуд с синильной кислотой и кот погибнет; ежели распада не будет, то сосуд остается цел, а кот - жив и здоров.

В 1935 году великий физик, нобелевский лауреат и основатель квантовой механики Эрвин Шрёдингер определил собственный известный феномен, иллюстрирующий парадокс нелокальности, возникающий при явлении квантовой запутанности.

Если б речь шла не о коте и коробке, а о мире субатомных частиц, то учёные бы произнесли, что кот и жив и мёртв сразу, но в макромире такое умозаключение неправильно. Так почему же мы оперируем таковыми понятиями, когда речь идёт о наиболее маленьких частичках материи?

Иллюстрация Шрёдингера является наилучшим примером для описания главенствующего феномена квантовой физики: согласно её законам, частички, такие как электроны, фотоны и даже атомы есть в 2-ух состояниях сразу («живых» и «мёртвых», ежели вспоминать многострадального кота). Эти состояния именуются суперпозициями.

Южноамериканский физик Арт Хобсон (Art Hobson) из института Арканзаса (Arkansas State University) предложил своё решение данного феномена.

«Измерения в квантовой физике базируются на работе некоторых макроскопических устройств, таковых как счётчик Гейгера, с помощью которых определяется квантовое состояние микроскопических систем - атомов, фотонов и электронов. Квантовая теория предполагает, что ежели вы подсоедините микроскопическую систему (частичку) к некоторому макроскопическому устройству, различающему два различных состояния системы, то устройство (счётчик Гейгера, к примеру) перейдёт в состояние квантовой запутанности и тоже окажется сразу в 2-ух суперпозициях. Но нереально следить это явление конкретно, что делает его неприемлемым», - ведает физик.

Хобсон говорит, что в финомене Шрёдингера кот играет роль макроскопического устройства, счётчика Гейгера, подсоединённого к радиоактивному ядру, для определения состояния распада либо «нераспада» этого ядра. В таком случае, живой кот будет индикатором «нераспада», а мёртвый кот - показателем распада. Но согласно квантовой теории, кот так же как и ядро должен пребывать в 2-ух суперпозициях жизни и погибели.

Заместо этого, по словам физика, квантовое состояние кота обязано быть запутанным с состоянием атома, что значит что они пребывают в «нелокальной связи» вместе. Другими словами, ежели состояние 1-го из запутанных объектов в один момент сменится на противоположное, то состояние его пары точно также обменяется, на каком бы расстоянии друг от друга они ни находились. При всем этом Хобсон ссылается на экспериментальные доказательства данной квантовой теории.

«Самое любопытно в теории квантовой запутанности - это то, что смена состояния обеих частиц происходит одномоментно: никакой свет либо электомагнитный сигнал не успел бы передать информацию от одной системы к иной. Таковым образом, можно огласить, что это один объект, разделённый на две части местом, и непринципиально, как велико расстояние меж ними», - объясняет Хобсон.

Кот Шрёдингера больше не живой и мёртвый сразу. Он мёртв, ежели произойдёт распад, и жив, ежели распад так не случится.

Добавим, что похожие варианты решения этого феномена были предложены ещё 3-мя группами учёных за крайние 30 лет, но они не были восприняты всерьёз и так и остались незамеченными в широких научных кругах. Хобсон отмечает, что решение парадоксов квантовой механики, хотя бы теоретические, совсем нужны для её глубинного осознания.

Подробнее о работе физика можно почитать в его статье, которая была размещена в журнальчике Physical Review A.





Ученые усомнились в необычности размеров лобных толикой мозга человека

Ученые: Гренландия к 2100 г может "зазеленеть" из-за конфигурации климата